ВИЩА ОСВІТА БЕЗ ЗНО!

МНТУ запрошує вступників на навчання без попередньої здачі ЗНО!
Які можливі варіанти вступу у ЗВО без здачі ЗНО?
Варіант 1 - Вступити до коледжу МНТУ.
Варіант 2 - Взяти участь в українсько-латвійській освітній програмі. Партнер нашого закладу вищої освіти «Вища школа менеджменту інформаційних систем» «Information Systems Management Institute (ISMA)» місто Рига, Латвія. Студенти мають можливість отримати два дипломи про вищу освіту - український і латвійський, або через рік продовжити навчання в МНТУ відповідно до обраної спеціальності. Навчання проводиться за дистанційно-орієнтованими технологіями без виїзду з України...

Розпочався прийом документів до Коледжу МНТУ

Час обирати освіту своєї мрії підходить до завершення і настає пора оформлювати стосунки офіційно! Для тих, хто вирішив навчатись у Коледжі МНТУ, ми маємо добру новину - з 30 червня 2020 року починається прийом документів для тих, хто здобув базову загальну середню освіту.
Подача документів здійснюється в онлайн та паперовій формах. Перелік необхідних документів за посиланням.
Документи в онлайн формі приймаються на електронну пошту Приймальної комісії komisiya@istu.edu.ua
Прийом документів триватиме до 18:00 13 липня...

Вічна пам′ять Олександрі Юріївни Крук...

Рік тому - 29 червня відійшла у вічність віце-президент з адміністративно фінансових та юридичних питань МНТУ.
Крук Олександра Юріївна
Пройшов рік...  Олександра Юріївна назавжди залишилась у серцях тих, хто знав, любив і поважав, хто жив і працював поруч із нею.
Пам'ятаємо, любимо, молимось, сумуємо, співчуваємо рідним і близьким!
Нехай земля буде пухом. Вічна та світла пам'ять...

ЗНО 2020 у Міжнародному науково-технічному університеті

25 червня, стартувало проведення ЗНО по всій Україні. І наш університет не став винятком! 180 учасників випробували себе з математики. Це дуже хвилюючий і відповідальний момент, до якого так довго готуються як абітурієнти, так і ми, працівники університету.
Ми ретельно підготувалися до прийому учасників ЗНО згідно з усіма вимогами МОЗ, оскільки для нас важливі не тільки знання майбутнього студента, а й здоров'я.
На вході кожного абітурієнта зустрічала медсестра, яка проводила температурний скринінг. Також були проведені наступні заходи...

Вітаємо переможців!

Цьогорічні вступники мали змогу взяти участь в онлайн-розіграші
15% знижки на перший рік навчання в МНТУ.
Розіграш відбувся 25 червня 2020 року.
ВІТАЄМО!
Вітовщик Тетяну Олександрівну
Осіпенко Богдану Олександрівну
Мельничук Дениса Сергійовича
Іщенко Антона Олександровича
Волкову Ксенію Михайлівну
ЧЕКАЄМО ВАС В МНТУ!

Интервью с участниками групп "Mute Scream" и "Black Stage"

4 марта в актовом зале МНТУ состоялся праздничный вечер, посвященный началу весны. В концертной программе вечера приняли участие талантливые студенты, известные всем в нашем университете: Юрий Птуха, Юлия Васюк, Татьяна Кобзаренко, Владислава Старова (к сожалению, не состоялось выступление Виктора Нагорного). Но особый интерес у всех вызвало появление на сцене двух групп: «Mute Scream» и «Black Stage», созданных студентами нашего университета. «Фишка» предлагает вашему вниманию интервью с их участниками.

Алексей  Готовый (Е-81, «Black Stage»)

«Фишка»: Почему гитара?
А.Готовый: Не знаю… Когда я был в третьем классе, мама с папой предложили научиться играть на гитаре. Я сказал: «Ищите преподавателя».
«Ф»: Это называется «Ты любезно согласился»?
А.Г. Что-то такое… Моим преподавателем был Игорь, молодой, но опытный парень, игравший в ансамбле, который начал меня учить, конечно же, с классики. Но я в самом начале не понимал, наверное, гитару так, как надо. Это было что-то полудетское. Даже потом, когда стал старше, начались компании, песни во дворе, шашлыки, в общем,  все как у всех… И только еще позже, когда возникали проблемы или было плохо, я брал гитару и понимал – мне легче, вот тогда, наверное, только что-то начало доходить.
«Ф.»: Ну, а как же девочки, которые в компаниях с песнями во дворе?
А.Г.: Нет. Гитара не для этого.
«Ф.»: Ух, ты! Ну, а что же ты играл? Что слушал?
А.Г. : Играл что-то из русского рока, что-то из шансона. В принципе, слушал сначала то же, что и играл: «ДДТ», «Любэ», М. Круг, «Машина Времени». О, Кузьмина забыл! А в детстве засыпал под «Scorpions». После русского рока и шансона были реп, клубная музыка. Потом – опять «Scorpions».
«Ф.»: «Scorpions» - как  дом, да? Ты к нему все время возвращаешься.
А.Г.: Да, точно… Я как-то даже не замечал. Интересно.
«Ф.»: Клаус Майне бы расплакался от счастья. Ладно. А дальше?
А.Г. А дальше, к концу школы, я захотел электрогитару. От которой меня постоянно отговаривали.
«Ф.»: А до этого …
А.Г. : …была акустическая. Потом я, уже на 1 курсе, ближе к зиме, все-таки купил электрогитару. А с лета  у меня появился преподаватель, который придал мне уверенности в себе настолько, что идея создания группы уже не казалась чем-то сверхъестественным.    
«Ф.»:  Группа??? Можно подробнее?
А.Г.: Еще когда я был в 10 классе,  у меня была мечта о своей группе, которая не могла реализоваться по разным причинам. И только на первом курсе, когда у меня появилась электрогитара, я начал искать тех, кто меня поймет и поддержит. И я их нашел. Сначала были: басист – Паленков, Гринчук на ударных, а потом - Радченко, который до этого играл в другой группе. Миша и Олег играют роль такой себе комиссии. Именно они говорят: «Это круто!». Или: «Это не то!». 
«Ф.»: Ты доволен тем, что вы делаете?
А.Г.: Да. Сейчас – да.
«Ф.»: То есть ты доволен  жизнью?
А.Г. : Когда ты занимаешься своим любимым делом, это кайф. Реально. Хотя, не все так просто…


Олег Паленков (М-71, «Black Stage»)

«Ф.»: Это правда - о джинсовых барабанах?
О.П. : Правда. Когда я был в 10-м классе, мы, пять человек, собрали группу. Барабан был сделан из папье-маше, а в качестве мембраны была натянута джинсовая ткань. Струны на гитарах были от контрабаса. Мы даже сыграли одну песню.
«Ф.»: Смешно сейчас вспоминать?
О.П.: Прикольно.
«Ф.»: Вообще школа – это прикольно?
О.П.: Уроки я, как и эти пятеро, и не только они, гулял. Смысла туда ходить не было. Все было очень неинтересно и далеко от жизни.
«Ф.»: То есть прогулы были формой протеста?
О.П.: В этом духе. Мы слушали «тяжелую» музыку, у нас были длинные волосы и т.д.!
«Ф.»: Короче, вы были в оппозиции. Оппозиция в музыке – это…
О.П.: Панк-рок. Название ни о чем не говорит. Его придумали журналисты как название чего-то плохого.
«Ф.»: А после школы?
О.П.: Года через два группа опять собралась, начали играть. Больше года играли в гараже, потом разбрелись. Я учился в КНУКиИ [Университет культуры - «Ф.»]. Там у меня начались проблемы, родители взяли дело в свои руки и я перевелся в МНТУ.
«Ф.»: Проблемы из-за чего?
О.П.: Из-за того же – прогулы. Я не видел смысла в том обучении.
«Ф.»: А сейчас видишь?
О.П.: Сейчас вижу. По крайней мере, менеджмент, маркетинг, инвестиции – это то, что мне надо.
«Ф.»: Значит, сейчас ты уже не в оппозиции?
О.П.: Оппозиция – не оппозиция, но критический взгляд – это да.
«Ф.»: Критический взгляд… Только взгляд?
О.П. Да. Мне не интересны революции или восстания, например. Они не мыслят. Там не мыслят.
«Ф.»: Ого! А ты  размышляешь? И что получается? Ты одобряешь этот мир?
О.П.: В каком смысле?
«Ф.»: Ты считаешь, что в мире достаточно красоты и доброты?
О.П.: Красоты в жизни не много, но больше и не надо.
«Ф.»: Круто! Почему?
О.П.: Красота должна удивлять. Она не должна быть постоянной.
«Ф.»: А что в мире для тебя главное?
О.П.: Противоречие.


Михаил Гринчук (П-71, «Black Stage»)

«Ф.»: Мне всегда казалось, что те, кто играет на ударных, обделены вниманием зрителей: сидят на одном месте в глубине сцены, их толком и не видно за установкой, а гитаристы, например, красуются в лучах славы.
М.Г.: Лучи славы – слишком сложное понятие. Зависит от того, кто эти лучи  видит. Сейчас ударных не может не быть. Без них ничего не получится. Это суперсостояние – я чувствую настрой всех: они все играют каждый свое, а я их объединяю, даю им ту ниточку, которая их ведет. Ударные вообще -  инструменты особенные, может, потому что самые древние. Они обладают гипнотизирующим действием, могут довести до транса. Ритм может быть совершенным. За совершенством – безумное терпение и монотонность повторений. Когда два-три часа бъешь один и тот же ритм, и он получается так, как хочешь, - кайф  неимоверный.
«Ф.»: Два-три часа?!
М.Г. Ну да. А как иначе?
«Ф.»: И что – с самого детства - два-три часа?
М.Г. Не с детства. Мама хотела, чтобы я играл на саксофоне, отвела меня в музыкальную школу,  но саксофона не было, мы с ней сошлись на трубе и со своих 10 лет до 15 я учился играть на трубе плюс, конечно, базовый уровень по фортепиано, как полагается.
«Ф.»: Но с трубой не сложилось?
М.Г.: Наверное. Это не мое, хотя я не жалею. Поэтому теперь я в ту же музыкальную школу хожу опять, но уже в класс ударных.
«Ф.»: Интересно, и что же вы там учите?
М.Г.: Соло на ударных, аккомпанемент на ударных и ксилофон. Кстати, сейчас ударные страшно популярны. Раньше даже набора не было, а теперь  надо за полгода записываться.
«Ф.»: То есть ты, как пишут в журналах, уловил тренд.
М.Г.: Я его не ловил. Меня совершенно не интересуют тренды в этом смысле. Я живу в мире, но мы не вместе.
«Ф.»: И чем же он тебе так не нравится?
М.Г.: Своей  зомбированностью. Люди не думают, а строят свое мнение на чужом. И еще какой-то странной обреченностью. Это как «Аватар»: зачем смотреть фильм, если и так понятно, что там герой кого-нибудь спасает и то, что там много крутых спецэффектов?
«Ф.»: Если ты говоришь об обреченности, то что же тогда, по-твоему, ждет мир в будущем? Веришь в конец света?
М.Г.: Не люблю заглядывать в будущее. Главное – это настоящее. А в настоящем главное – делать музыку и получать от этого удовольствие.
«Ф.»: А какую музыку ты бы хотел делать?
М.Г.: Мама вырастила меня на джазе и  на  классике, а отец увлекался роком. В результате я влюбился в «Queen»,  «Pink Floyd», «Scorpions», «The Beatles», «The Doors», «Metallica» делает что-то потяжелее, но  в их музыке все же присутствует мелодичность. Красота и гармония – это главное, что должно наполнять музыку.

Дмитрий Радченко (М-71, «Black Stage»)

«Ф.»: Если говорить о музыке, то… Под что прошло детство?
Д.Р. : Под все. Мама слушала поп-музыку. Брат, который на 6 лет старше,  - «Scooter», «Prodigy», что-то танцевальное. Я в какой-то период очень близко воспринял «Агату Кристи».
«Ф.»: «Агата Кристи» - это отстой.
Д.Р.: Это не отстой. Это не  может быть отстоем, потому что у жизни есть темная сторона. И у души она есть. Она уникальна. О ней сложно говорить, но мне всегда нравились грустные темы.
«Ф.»: А что еще было всегда?
Д.Р.: Мне кажется, я всегда любил творить. Я вообще в детстве был спокойным, тихим ребенком, который радовал родителей и плакал только тогда, когда его заставляли есть. Родители, наверное, это мое желание творить уловили, потому что отдавали меня заниматься то рисованием, то танцами, но из этого ничего не вышло.
«Ф.»: Почему?
Д.Р.: Мне не нравится, когда мне говорят, что и как я должен делать. После неудачи с танцами я остановил эти поиски себя. Просто ходил по улицам. Потом, когда мне было лет 14, позвонил друг и предложил заняться футболом. Это было неплохо, но не больше. Через какое-то время у меня начались проблемы с коллективом и я ушел. А потом закончил школу, поступил в КПИ на радиотехнический. Через две недели после начала занятий один препод сказал: «Вы будете стоять на радиорынке или паять платы». Очень скоро я перестал ходить на пары.
«Ф.»: Испугался радиорынка?
Д.Р.: Нет, просто это становилось бессмысленным.  Потом состоялся разговор с мамой. Я ей сказал, что уже два месяца не хожу на пары, а она мне ответила: «Жаль, что ты не сказал мне этого раньше». Я ушел из КПИ, работал курьером, а потом поступил в МНТУ. Но тут уже все шло под знаком гитары. Акустическую гитару мне  мы покупали с Денисом Городним. Стоила она 701 гривню, мне не хватало 1 гривни 50 копеек и Денис мне их одолжил. Вот!
«Ф.»: Какие детали, надо же!
Д.Р.: А без деталей неинтересно. Денис же показал мне первые аккорды.
«Ф.»: Получается, что ты до того, как оказался в МНТУ, не играл вообще?
Д.Р.: Гитара в доме была. Ее папа брату подарил, но на ней никто не играл. А мне было интересно. Она была тогда, я думаю, выше меня и поэтому я пытался на ней играть как на гуслях. А когда я после акустической купил электрогитару, я начал играть по 6, по 8 часов в день – мне  больше нечего было делать. Не в том смысле, что я не учился, а по-другому. Я ходил на занятия, все делал, но это все было одно, а я – другое.
«Ф.»: Поиски себя продолжались.
Д.Р.: Да. Я искал себя, а нашел «Muse». Когда я их первый раз услышал («Black Holes and Revelations»), меня нокаутировало. А когда я купил их «Origin of Symmetry», я понял, что нашел себя.
«Ф.»: И что в них твое?
Д.Р.: Их взгляд на жизнь – через призму негатива. Но они не уходят в негатив. Их отношение к жизни – какое-то драматическое, их подходы к религии, политике. Я тогда начал много читать. Попал на «Человека, который любил чаек» Ошо.
«Ф.»: Не знаю.
Д.Р.: Рекомендую. Но, наверное, самое главное в «Muse» для меня – то, что они искренни.
«Ф.»: А кроме «Muse» искренних нету?
Д.Р.: Есть. «Любэ», например. «Любэ» поет о том, что для них важно. А не «зайка моя».
«Ф.»: «Зайка» - это прикол.
Д.Р.: Там вся  жизнь прикол. А у «Кино» - нет. У них у всех – и у «Muse», и у «Любэ», и у «Кино»... кстати, у Бетховена тоже - настоящее.

Дарья Колногуз (Ф-71, «Black Stage»)

«Ф.»: Когда начала петь? То есть не себе под нос, когда, например, картошку чистишь, а по-серьезному?
Д.К.: Наверное, правильный ответ – на курсах английского языка. Я после 9 класса ходила на курсы, а там американцы набирали  участников хора. Это называлось International Music Camp. Получился такой огромный детский хор. На рождество мы выступали в театре, это было здорово. Наверное, с того времени я влюбилась в хор. Потом я нашла хор детской музыкальной школы и начала петь там, а сейчас пою в церковном хоре.
«Ф.»: А как ты оказалась в группе с нашими?
Д.К.: В прошлом году на вечере, посвященном 14 февраля, я хотела спеть одну песню и попросила Готового мне аккомпанировать. Мы попробовали,  он скривился и сказал, что надо долго репетировать. Мы и начали репетировать. А когда им  понадобился для группы вокал, они предложили мне. Мне стало интересно, так все и получилось.
«Ф.»: Значит, нельзя сказать, что это была твоя мечта?
Д.К.: Ну, по крайней мере раньше у меня были совсем другие мечты.
«Ф.»: Одна – это лошади. Правильно?
Д.К.: Да. Я влюблена в этих животных. У меня была абсолютно серьезная идея профессионально работать с лошадьми. Я даже поступала на ветеринарный факультет аграрного университета, но мне пришлось от этой идеи отказаться из-за проблем со здоровьем. Но лошади, конечно же, никогда не исчезнут из моей жизни! Ну, а вторая мечта не состоится по любому.
«Ф.»: Почему?
Д.К. Потому что не изобрели машину времени. А мечта эта – жить в викторианской Англии. С поместьем, парком, изумрудными лужайками, старым домом, увитым плющом, конюшней...
«Ф.»: …собаками, каминами,  преданными слугами, пледами…
Д.К.: …тостами с мармеладом, чаем, пудингом… Я думаю, шоколадный пудинг я бы любила больше всего. Но мне шоколад нельзя.
«Ф.»: Мне тоже. Хотя утешение слабое, конечно. А интересно, имея такие мечты, кем ты в детстве мечтала стать?
Д.К.: О, это хороший вопрос. Ну, во-первых, я хотела быть доктором физико-математических наук. Честно! Мне казалось, что это так красиво звучит! А еще я хотела быть сільським головою Ну, тоже честно! История моей семьи и мое детство связаны с двумя очень красивыми селами: Небылиця в Макаровском районе и Лука в Таращанском и мне было так жалко видеть брошенные земли, зарастающие травой, сорняками!.. Это неправильно, так не должно быть, ведь на них может расти-цвести столько всего… . Земля дает людям все, что может, только за ней нужно ухаживать.
«Ф.»: Теперь понятно, откуда любовь к хору.
Д.К. Наверное. Я вообще очень люблю народные песни в народном исполнении, как по селам женщины пожилые поют. Еще это называют аутентичное пение. Все голоса какие-то живые, резковатые.  Все поют вместе и вдруг один голос выбивается, выделяется… Он может быть низким, грубоватым, как мощный поток, а может взлетать високо-высоко. Эти песни многим, наверное, кажутся нудными, потому что они иногда очень длинные. Но ведь это - потому что они очень старые. В этих песнях есть душа.
«Ф.»: А как твоя душа себя чувствует в этом мире?
Д,К. : Комфортно. Тепло. И в семье, и вообще…

Станислав Свердлов (УИЛМ, ПЛ-81, «Mute Scream»)

«Ф.»:  Музыка в твоей жизни стала чем-то особенным, когда тебе было…
С.С.: Три года. Брат – он на  9 лет старше – слушал «Metallica»,  «AC/DC», «Iron Maiden». 
«Ф.»: Понятно. Выбирать не приходилось.
С.С.: Да мне как-то и не хотелось. А в 6 лет я увидел в магазине гитару и заявил, что хочу играть, но родители сказали «нет». Хотя какие-то способности они, наверное, заметили, потому что записали меня в музыкальную школу. Я несколько лет учился играть на фортепиано, но… Не шло. Что-то, конечно, отложилось, но  мечта о гитаре  осталась. А реализовал я ее только пару лет назад. Интересно, что снова в моей жизни возникла музыкальная школа: я опять туда хожу, но на этот раз по собственному желанию и на акустическую гитару.
«Ф.»: Ты начал  играть, а как возникла группа?
С.С.: Полгода я играл один, а потом Володя Марчун, мой одногруппник, познакомил меня с Андреем Соренко. Он меня серьезно подтянул: я за несколько месяцев сделал то, что в музыкальной школе делают за год. Потом возник первый состав с Виктором Клименко на ударных – он тоже мой одногруппник, но недавно перевелся в педуниверситет [имени Драгоманова – «Ф.»]. Мы отыграли первый концерт, но вышло плохо. Потом мы меняли состав, стиль. Было тяжело. Сейчас – легче, хотя перемены не закончились.
«Ф.»: Извини, но это чувствуется.
С.С.: Да чего там - «извини». Нормально. Нас подвела гитаристка.В конце «Титаника» должно было быть соло, на последнюю ноту должен был подстроиться вокал, дальше – модуляция и все остальное. Получилось глупо, но в другой раз получится хорошо.
«Ф.»: Ну, не все получилось глупо. «Cranberry» вышло супер. Вспомни зал…
С.С.: Да, но надо играть и петь свое. Я пишу музыку и лирику, так что материал будет.
«Ф.»: А где возникает музыка? В голове?
С.С.: Не в голове. В душе. Только в душе. Бывает по-разному: можно идти по улице, смотреть в глаза любимой девушки и вдруг что-то внутри происходит.
«Ф.»: А это свое – каким бы ты его хотел видеть?
С.С.: Мне разное нравится. Альтернативный металл, джаз, олдскульный рэп, отчасти блюз. «Inflames», «Children of Bottom», например. «Apocalyptica», конечно.
«Ф.»: Это понятно, судя по реглану. «Nirvana»?
С.С.: Да.
«Ф.»: «Helloween»?
С.С.: Да!
«Ф.»: «Blind Guardian»?
С.С.: Да!
«Ф.»: А что – нет?
С.С.: Marilyn Manson - нет! Совсем! Black metal раздражает. Смысл в словах должен быть.
«Ф.»: Если так, то ясно, почему прикладная лингвистика и английский язык.
С.С.: Я английский очень люблю. Я родился и свои первые три года жил в Софии, там отец работал. Потом, опять же, из-за работы отца мы переехали в Лос-Анджелес. Там я ходил в детский сад и через полгода заговорил. До моих шести с половиной лет английский был вторым родным. Потом мы приехали в Украину, но английский у меня – оттуда. Школа здесь ничего не добавила.
«Ф.»: В Америку хочется снова?
С.С.: Хочется. Но у меня здесь родные, друзья. Я не могу и не хочу бросать все и всех.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Уровень аккредитации: IV

Форма обучения: дневная, заочная, по дистанционным технологиям

Квалификационный уровень: младший специалист, бакалавр, специалист, магистр

Военная кафедра:

Общежитие:

Последипломное образование:

Аспирантура, докторантура:

Курсы подготовки к ВНО:

ПАРТНЕРЫ
HRLAW
Erasmus plus
Офіс трансферу знань
Образование в Украине
###OSVITACOMUA###
Міністерство освіти науки молоді та спорту України